Подарите пациенту надежду

Не бойтесь использовать ее.

Каждый, кто хоть раз был пациентом или сопровождал родственника на визите к врачу, признает важность взаимоотношений между врачом и пациентом. В основе их всегда лежит потребность пациента понять, что случилось, что не так, быть понятым и получить надежду. Несмотря на то, что надежда является фундаментальным элементом преодоления любой болезни и это для многих является очевидным, роль клинициста в поощрении надежды чаще всего формулируется как один из отличительных элементов «медицины как искусства», который возникает у врача на основании его личного опыта и интуиции (1-4).
На самом деле, надежда является практическим терапевтическим инструментом, который можно активно использовать и оптимизировать, как и любой другой подход к управлению заболеваниями.
Несмотря на значительное внимание, которое уделяется отношениям между врачом и пациентом, надежда традиционно игнорируется. Многие врачи до сих пор не имеют четкого представления о том, как использовать надежду в качестве терапевтического инструмента, и в то же время быть реалистичным и правдивым в отношении неопределенности и возможности плохих результатов лечения. Обучение навыкам общения рекомендует, чтобы мы не говорили: «Вы поправляетесь», потому что врач не всегда бывает уверен в этом, и в случае плохих результатов невыполненные ожидания ожидаемо подорвут доверие к лечащему врачу. Клиницисты опасаются ложной надежды и могут в конечном итоге игнорировать надежду. Это особенно сложно для тех, кто занимается лечением пациентов с хроническими и прогрессирующими заболеваниями – мы боимся выглядеть некомпетентными, когда у нас нет ресурсов, чтобы вылечить заболевание.

Надежда vs оптимизм

При решении этих сложных вопросов важно отделить надежду от оптимизма. Оптимизм – это уверенность индивида в хорошем исходе, тогда как надежда – это ориентированный на цель образ мышления, который заставляет человека вкладывать время и энергию в планирование того, как достичь своих целей.
Например, оптимистичный человек с астмой ожидает незначительных приступов и не берет с собой свой ингалятор, в то время как человек с надеждой будет стремиться к хорошим исходам терапии, но при этом он возьмет с собой ингалятор, т.е. он будет доступен для этого пациента, если потребуется.
Исследование, проведенное с использованием «Шкалы надежды детей», показало, что надежда была мощным предиктором приверженности лечению астмы у детей, измеряемой при помощи электронного мониторинга использования ингаляторов (7). Еще одно недавнее исследование (8) оценивало ассоциацию между надеждой, оптимизмом и приверженность к лечению у подростков (в возрасте 10-16 лет) с диабетом 1-го типа. Авторы обнаружили, что изменение надежды (но не изменение оптимизма) было значительным предиктором улучшения гликемического контроля и частоты самоконтроля уровня глюкозы в крови.

Биологическое объяснение

Терапевтические преимущества становятся биологически правдоподобными и объяснимыми, если надежда рассматривается как эффект плацебо. Всем известно, что плацебо иногда ассоциируется с терапевтическими преимуществами в целом ряде заболеваний.
Размеры этого эффекта могут быть достаточно большими, например, при исследованиях боли и болезни Паркинсона, что подразумевает некую нейробиологическую основу. Исследования, использовавшие позитронно-эмиссионную томографию и функциональную магнитно-резонансную томографию, показали, что применение плацебо связано с изменением уровней нейротрансмиттеров и активацией областей мозга, ответственных за награду и внимание. (9)
Было показано, что надежда может защищать от беспокойства, путем опосредованной связи между тревожностью и активностью в орбитофронтальной коре (10). Эта часть коры, которая отвечает за мотивацию, решение проблем и поведение, направленное на достижение целей – т.е. функций мозга, относящихся к основным элементам, из которых складывается надежда.
Могут ли клиницисты влиять на надежду пациента?
В настоящее время уже есть предварительные доказательства того, влияние на надежду может быть эффективным в лечении боли (11). Однако врачи не всегда видят способности пациента к управлению заболеванием и адаптацией целей лечения (5). Поощрение надежды при работе с пациентом подразумевает диалог, задачей которого является четкое понимание пациентом целей лечения, достижение взаимопонимания, обеспечение процесса корректировок, и окончательное принятие, и согласие (5,12,13).
Надежда может быть одним из самых мощных терапевтических аспектов взаимоотношений между врачом и пациентом. (2,4,12,13)
Обращение к концепции надежды, как к части искусства медицины рискует сделать ее неосязаемой и потенциально недостижимой.
Понимание того, что надежда – это измеримая психологическая конструкция, связанная с правдоподобным нейробиологическим механизмом и клиническими преимуществами, должна помочь клиницистам уделить приоритетное внимание необходимым навыкам и использовать весь потенциал надежды во всех клинических ситуациях.
Близкий к тексту перевод статьи Rodrigo A Bressan, Eduardo Iacoponi, Jorge Candido de Assis, Sukhi S Shergill, Hope is a therapeutic tool BMJ 2017;359:j5469

Провожая старый год и встречая новый, мы всегда надеемся на лучшее. С наступующим!


Notice: Theme without sidebar.php is deprecated since version 3.0.0 with no alternative available. Please include a sidebar.php template in your theme. in /home/c23630/mdwrt.com/www/wp-includes/functions.php on line 3962